Психология толпы: методы воздействия на рынке и результаты

Либидо определяет субъект желания, а идентификация — объект, то, что желаемо. Любовь (эрос, либидо) и идентификация (мимесис) заключают в себе совокупность отношений между людьми. Идентификация тоже подталкивает объединяться, но с людьми, которыми мы хотели бы быть. Как правило, мы копируем других гораздо чаще, чем их любим. Как пишет Московичи, «то, что начинает Эрос, заканчивает Мимесис».

Человек входит в толпу зачастую под влиянием либидо, обращенного на лидера. Однако, столкнувшись с тем, что он далеко не единственный его поклонник (не самый лучший инвестор), начинает копировать чужие действия и искать совета.

«Можно было бы предположить, что отдельные индивиды должны легче поддаваться воздействию, чем группы индивидов, придерживающихся одного и того же мнения. Однако самый разный опыт (обучение руководителей, изменение пищевых привычек и уровня производительности, работа с преступностью, алкоголизмом и предрассудками) показывают, что обычно бывает легче изменить позицию индивидов, объединенных в группу, чем позицию каждого из них по отдельности. До тех пор, пока групповые ценности остаются неизменными, индивид будет сопротивляться изменению тем сильнее, чем дальше он должен отойти от группового стандарта. Если же изменяется сам групповой стандарт, сопротивление, обязанное своим возникновением приверженности индивида к групповому стандарту, исчезает».

Воздействие на рынке

Итак, мы — общественные существа, которые гораздо легче подвержены воздействию окружающих, чем можно себе предположить. Особенно если речь идет об огромных массах людей. Это знание редкие люди применяют с пользой для себя, манипулируя общественным сознанием. Например, за четыре месяца перед частным размещением акций Facebook «неожиданно» вышел в прокат фильм «Социальная сеть» (The Social Network) про историю появления этой компании. Большинство же просто «покупаются» на все более изощренные методы психологического воздействия. От степени невосприимчивости к чужому влиянию во многом зависит и ваш финансовый результат. Зачастую даже больше, чем от способности к сложным математическим вычислениям.

Если вы не обладаете инсайдерской информацией, тогда вы — аутсайдер и рискуете оказаться «свиньей», которую сначала «откармливают», а затем «режут». «Эксперты» будут рисовать красивые картинки и радужные перспективы. И вы уж было подумаете, что поняли, как работает рынок, что можете предсказывать многое из будущего движения рынков и распознали все или почти все законы движения цен в них. Но как только вы так подумаете — вы попались. Рынок внезапно начнет вести себя иначе. Сначала вы не поверите и будете удваивать ставки. Ведь то, что происходит, — этого просто не может быть! Но текущая ситуация станет все больше отличаться от всего, что вы видели до сих пор. Результат известен — вы разорены. Разочарованы. И отброшены назад. В исходную точку. Глупые бегают по этому кругу много раз, так ничего и не понимая. Мудрые стараются познать мир, поднявшись над схваткой. И регулярно фиксируют прибыль, выводя ее как можно дальше от поля рыночных баталий.

У нас есть достаточно знаний, чтобы применять их на практике при построении одного из самых полезных финансовых инструментов — депозита трейдера-инвестора.

Трейдвестор подобен доктору. Он ставит верные диагнозы и лечит больные и безграмотные финансы. Главная задача трейдвестора — не навредить финансовому здоровью, как своему, так и своих «пациентов». Отсюда рождается первая цель инвестирования и спекуляции: сохранить капитал, не навредить ему. Да, без убытков не обойтись. Но одно дело, если вы просто поскользнулись, а другое — если вас переехал танк. С нашими финансами происходит то же самое, что и с нашими физическими телами: есть недомогания, о которых можно сказать «Ничего страшного, до свадьбы заживет», а есть болезни, представляющие серьезный риск для здоровья и даже жизни. Задача трейдвестора — научиться избегать потерь, которые он не может восполнить. Причем не отыграть, а заработать.

Нам известно, что, если мы потеряем половину своих денег, необходимо будет удвоить капитал, чтобы вернуться к исходной величине активов. Значит, нужно стараться без особой нужды не рисковать такими суммами, которые будет очень трудно, а иногда и просто невозможно восстановить.

Когда в октябре 2008 г. я проехал на автомобиле по замечательной глубинке юго-запада США — от Лас- Вегаса до Лос-Анджелеса, частично по пути героев повести Ильфа и Петрова «Одноэтажная Америка», — мне на глаза попалась газетная статья под кричащим заголовком «Пожилые вкладчики — в отчаянном положении» («Older savers — dire straits»).

Откуда возникла проблема? Начиная с 1980-х гг. большинство жителей США поколения беби-бумеров активно покупали акции как напрямую, так и через разнообразные инвестиционные и пенсионные фонды, чтобы обеспечить себе достаточные пенсионные накопления. Однако в 2000-2010 гг. в результате двух обвалов — сначала интернет акций, а затем в ходе первой волны глобального экономического кризиса — пирамиды ипотечных ценных бумаг, многие американцы потеряли половину инвестиций и были вынуждены отложить свой выход на пенсию на пять-десять лет, а то и на неопределенный срок.

В юности и в зрелые годы американцы погашают кредиты за обучение, автомобили, дома. Откладывать на пенсию более-менее значительные средства у них получается лет в 50-55. А значит, приходится рисковать и формировать портфель пенсионных активов, на 50-100% состоящих из акций. Небогатые люди среднего класса предпенсионного возраста в последние годы своей трудовой деятельности решили сыграть в орлянку и поставили на кон большую часть своих активов в надежде на то, что рынок акций обеспечит им достойную старость. А государство поддержало эти устремления, введя дополнительные налоговые стимулы. И все бы ничего, если бы речь не шла о десятках миллионах человек, действующих стандартно и одинаково: сначала они покупают дорого (ведь спрос-то, сформированный ими, огромный), а затем так же все вместе продают, теперь уже дешево. Естественно, обычные люди приходят в отчаяние от полного непонимания происходящего. Разумный и опытный трейдер-инвестор так не поступает.